За тридевять земель. Сборник "Небесная гирлянда"

Раздел, где форумчане могут поделиться своими творческими работами. Стихи, рисунки и многое другое..а также творчество знаменитых людей.
Аватара пользователя
Ракса
Житель планеты
Сообщения: 791
Зарегистрирован: 30 ноя 2017, 03:13
Репутация: 521
Gender: Female - Female

За тридевять земель. Сборник "Небесная гирлянда"

Сообщение Ракса » 04 фев 2019, 14:11

Изображение

Севу бил легкий мандраж.

Отчасти это было от избытка энергии, которую щедро «выдавал» энергокристалл. Он поблескивал в кольце, на левой руке молодого человека, бездонной глубиной множества измерений. Всеволод никак не мог привыкнуть называть это спикартом и по привычки именовал просто кольцом. Хотя, если вдуматься, первопричиной, обуревавшей его сейчас липкой, противной, мандражной нервозности являлось совсем другое - магическое соревнование, в которое парню предстояло ввязаться. Но главное, что избежать столь «приятного» времяпрепровождения не было никакой возможности.

Чтобы хоть как-то отвлечься, молодой маг стал гадать: была то игра случая или такое вот специфическое чувство юмора основателя этой магической школы, но зачет по пространственно-временному перемещению был совмещен с большим ежегодным турниром. И, как бы то ни было, а ему, человеку с Земли − Всеволоду Линеву − волей Высших Сил угодившему в эту волшебную заваруху, тоже сейчас предстояло участвовать в кубке «Самудра Мантхан».

Такой себе магический эквивалент спортивного ориентирования − всё как в родных сказках и не особо родных мифах – пойди, богатырь, за тридевять земель, в тридесятое царство (что по совместительству «случайно» оказывается параллельным измерением), и принеси оттуда молодильные яблочки. Хотя что и откуда принести это уж как жребий выпадет…

Однако, походом и приносом дело ограничивалось только номинально. Сие эпическое путешествие начиналось с такого пустяка как посмотреть… Да хоть в то же волшебное зеркальце, шар или любой иной подходящий магический артефакт! Способ заглядывания, куда, собственно, предстоит пойти, каждый участник волен выбирать на своё усмотрение.

Нет, по меркам этого мира, где магия и волшебство были вещами совершенно повседневными, действительно считалось верхом демократичности, предоставить ученикам уникальную возможность «на равных» посостязаться с великими и величайшими колдунами. Вот только парень никак не мог избавиться от мысли, что все они – «зелень» магическая − всего лишь массовка, дабы потешить самолюбие могущественных волшебников. Для них-то не составляет проблемы, без всяких подручных средств, в виде артефактов, заглянуть в любой иной, из миллионов параллельных миров, дабы выбрать место куда переместиться и взять там что требуется. Главное сделать всё красиво!

Обстановка была бодрая... ну прям до мурашек!

Роскошно разукрашенную арену древнего амфитеатра, сотрясали волны энергоинформационных помех. Они нещадно корежили ткань реальности на тонком плане, временами прорываясь на физический. Над зрительскими трибунами, заполненными горожанами Манали и гостями города, что собрались посмотреть соревнования магов, уже сформировались зачатки эгрегора болельщиков. Призрачное облако, обросшее снизу бородой энергетических нитей, колыхалось в такт народным настроениям, временами протягивая к арене бесплотные щупальца. И ладно, если бы только это. Такое можно было и потерпеть, поскольку из этого образования на молодых (особенно молодых) участников рекой изливалась искренняя поддержка народа, настроенного в их отношении более чем благодушно. Однако нудное жужжание мыслей добрых болельщиков в голове у Севы, здорово мешало ему сосредоточиться.

Хотя куда сильнее мешали процессу великие – эти своим воздействием вполне намеренно будоражили белые воды междумирья на все двенадцать балов. С самой что ни на есть благой целью: подложить соперникам «свинью» позабористей. Ну и, конечно же, эфирные элементали – куда по такому разу без них? – то тут, то там на миг (или даже чуть подольше) вспыхивали шаровые молнии, когда эти одномерные сущности накапливали и синхронизировали достаточное количество энергии, чтобы утвердиться в трех измерениях мира сего.

В общем, в пространстве, но более в мозгах у Всеволода, сумбур был страшный. Не привык ещё землянин, с постсоветского пространства, участвовать в магических битвах. Пусть даже и формализованных в виде соревнования, а посему далеко не полномасштабных. Хотя на счастье такого желторотика, как Сева, действительно смертоносных заклинаний тут не «летало».

По арене продефилировал очередной участник из первой группы − зачинщиками шли маститые и состоявшиеся уже маги. Был он не то, чтобы карлик, но ростом рыжеволосый крепыш, с окладистой бородой, определенно не вышел. Впрочем, не только рост и телосложение - черты лица тоже явственно свидетельствовали об изрядной примеси гномьей крови в его генеалогическом древе. Наблюдая с какой важностью и самодовольством, прошествовал тот к подиуму, на котором возвышался большой обсидиановый кубок со жребием (и встроенной защитой от ментального сканирования), молодой человек поймал себя на мысли: «Правильно оно. Так и надо. Вовсе незачем млодую поросль, взращиваемую силами магов-наставников, поперек батьки в пекло посылать!» Мысль однозначно была пришлая, но в источнике не было сомнений. Только Великий магистр Тримал, его куратор здесь с самого первого дня, не отказывал себе в удовольствии порой ввернуть намек на традиции и культуру Земли, к которой он, по всей видимости, питал особую слабость. Сева поискал глазами наставника, а встретившись с ним взглядом, получил мощный ободряющий посыл и ещё одну мысль: «Смотри внимательно!», приправленную мысленным смешком, саркастическим аж до ядовитости.

Всеволод стал смотреть. Гномомаг подошел и энергично запустил руку в чёрное жерло резной посудины, поблёскивающее полированными гранями вулканического стекла. «Уловом» был небольшой мешочек, перевязанный ленточкой, распустив которую, участник высыпал на свою ладонь несколько невзрачных камушков. Координаты выданы! Выбрав один, а остальные упрятав поглубже в карман, рыжий, лишь на пару секунд, зафиксировал на нем взгляд. «Силен!» − подумалось Севе. Впрочем, разве это удивительно, что опытному волшебнику видеть сквозь измерения пространства было так же легко, как и ходить? А может и легче?..

Лицо участника, стоящего в центре арены, вновь приобрело нарочито беззаботный вид. Он, несколько театральным жестом, извлек из своего рукава тончайший, почти до прозрачности, шелковый платок и, промокнув на лице воображаемый пот, подбросил яркий лоскуток в воздух, в котором сам колдун тут же и растворился. Всеволод уже видел сегодня такой фокус - великие, тем паче величайшие, считали особым шиком вернуться, после прохождения всей «трассы» и сбора всех требуемых предметов, в ту же самую пространственную точку данного измерения, а временную − лишь на доли секунды отстоящую от стартовой. Сева, как и полагается прилежному ученику, вышедшему на завет, даже теоретически понимал, как проделывается такое магуйство, но посмотреть и поучится у профессионалов лишним никогда не будет!

И задумываться-то оно, наверное, так и задумывалось, но гномий сын допустил фальстарт или фальфиниш... Это уже как посмотреть! Поскольку материализовался крепыш, с охапкой цветов (в это раз по тридесятым царствам искали именно аленькие цветочки), за долю секунды до того, как отправился их собирать. Явив зрителям временную фугу, и еле-еле разминувшись с собой любимым, он поймал-таки изящный аксессуар. Но даже несмотря на всю эту «эквилибристику» покидал арену, дабы предъявить судьям букет иных измерений, под дружное улюлюканье зрительских трибун. Ну что возьмешь с этого сброда? Великим ошибок не прощают! Причем его, откровенно пижонский и оттого несколько комично выглядевший на гноме, костюм, также как и волосы с бородой были изрядно присыпаны теперь желтой пылью. Похоже, не все миры на его пути оказались одинаково приветливы…

Это послужило Всеволоду неприятным напоминанием, что хорошо может и не быть, и заставило нервно поежиться. Но отступать некуда! А накручивать себя дальше непременно дороже выйдет. Так что расшалившиеся нервы следовало незамедлительно успокоить. Задёрнув портьеры, что служили дверями его крохотного закутка в общем павильоне, Сева мысленно очертил круг, оставив снаружи весь мир, и уселся в позе лотоса в центре этого круга и маленького коврика, покрывавшего землю под ногами.

Снова вспомнив с теплотой старого Цая (мастера восточных единоборств), парень мысленно поблагодарил того за все годы, что мудрый китаец возился в своей секции с долговязым пацаном. Мышцы окрепли и, если не особый рельеф то, завидную силу обрели; растяжка и гибкость тоже вызывали приступы белой зависти у дворовых пацанов и одноклассников. А уж ввязываться в рукопашную (и не только) вообще никто из них не рисковал. Но вот сенсей, эти достижения своего ученика, воспринимал с более чем сдержанным энтузиазмом – при всякой возможности отдавая предпочтение гимнастике цигун, хотя мальчишки бредили крутыми драками Брюса Ли и Джеки Чана.

Вот именно за это сейчас и благодарил своего первого учителя молодой человек – все прыжки и удары были, по сути, лишь внешней мишурой, за которой крылось самое главное − власть над энергией, пронзающей все миры во всех Вселенных и находящейся во всем. Цай же целенаправленно учил Севу именно искусству управления этой энергией, особенно заостряя внимание на тренировке сознания и выработке умения регулировать свой волевой импульс.

Воспользовавшись практикой «Соединения трех даньтянь», Сева мысленно выстроил три энергетических центра своего тела в одну линию, сосредоточившись, для начала, на верхнем, расположенном внутри головы за бровями. Затем на нижнем – три пальца ниже пупка – ощутив в нем мощный огненный прилив. И, наконец, на среднем − три пальца выше солнечного сплетения – перепустив туда, зародившийся в нижнем, огненный поток. Он, с величайшей осторожностью (так чтобы не выскользнула) поместил эту наполненную энергией сферу между двумя другими. Молодой человек почувствовал, как его тело расслабляется, а по членам растекается покой и уют, доступный разве что в материнской утробе. Мозг плавно, но неуклонно переходил от альфа-ритма, свойственного релаксации и неглубокой медитации, через трансовое состояние тета-ритма дьхяна-медитации, к сверхсознанию мозгового ритма гамма, который и позволяет даже обычному человеку стать кем-то большим ─ частью Бога? ─ и воспринимать мир уже с точки зрения этого большего. Последний уровень является как бы надстройка над человеческим сознанием, которая даёт огромные возможности.

Всеволод чувствовал себя вместилищем всего сущего, ощущающем и понимающем всё, но одновременно и одиноким осколком Мироздания в первозданной пустоте, отрешенном от всего и вся. Он не слышал, но знал доподлинно, что великие закончили свой тур и заняли приличествующие им места в почетной ложе. Призы раздадут позже и обладателя кубка «Первоначальных вод молочного океана», по протоколу, объявят на праздничном ужине. Впрочем, у молодого человека не было сомнений что маститые маги и так прекрасно знали кто же одержал сегодня верх. Однако, блюли этикет, который здесь значил куда больше, чем просто хорошие манеры. Нередко, лишь формальное «ты не прав!» решало кто получит преимущество, и первым нанесет удар в магической войне.

Он не видел, но образы в его голове являли предельно четко, как ракшаси Хидимби (милая-милая Ким), принявшая, по такому случаю, на публике свой истинный облик гаргулии, ссыпала в опустевший обсидиановый кубок жребий для него и прочих молодых недомагов, экзаменуемых сегодня.

О, как же она была невыносимо хороша! Могучие кожистые крылья, распластанные за спиной, густой своей чернотой оттеняли пепельно-зеленую чешуйчатую кожу лица и гибкого сильного тела. А заострившиеся скулы и, ставшие более рельефными, надбровные дуги подчеркивали разрез глаз и вертикальный зрачки. Всё, в ее теперешнем виде, одновременно пугало и неудержимо манило земного человека. Ничего не скажешь – демоны натуры привлекательные!

В голове Всеволода звучали имена его соучеников, которые через равные промежутки времени выкрикивал, своим громогласным, как тысяча бурь, голосом, главный судья − владыка Равана. Несомненно, большая честь для неопытных в таком деле учеников. Верховный ракшас – а кто же кроме него имел все права судить подобное состязание? − по такому случаю, тоже не скрывал истинного «лица». Широкие плечи, мощный торс, богатырские руки и ноги, ужасающего вида клыкастая голова − в сумме давали серо-голубое демоническое тело, хорошо за два метра. А ещё тоже были крылья, но одновременно их и не было – за плечами скопилась, наподобие развивающегося плаща, масса непроглядного чёрного тумана, который угрожающе колыхался при каждом движении Охранителя Первозданных Вод.

Ученик выходил и, вытянув жребий, отправлялся в путь, а ракшас называл следующего. Естественно, никто не собирался с аплодисментами дожидаться возвращения неопытной магической молодежи – хорошо если вообще вернуться хотя бы в этот день. Даже недельный люфт – три дня в обе стороны – считался зачетом. После ракшасы шли собирать по иным измерениям заплутавших, а следовательно, и заваливших зачет колдунов-недоучек. Впрочем, шли они, конечно, и до, отлавливая излишне поспешивших, дабы те, невзначай, не сболтнули сами себе ничего лишнего.

Землянин знал, что следующим будет его имя. Сохраняя концентрацию и состояние сверхсознания, молодой человек открыл глаза и поднявшись, направился к выходу – арена уже ждала. Для его восприятия, обостренного и расширенного, за границы обыденного, кубок казался ужасающей пустотой, дыркой в ткани информационного поля. И вот в эту пустоту надо было засунуть руку, но это простое движение потребовало неимоверных усилий. Животный страх, из самых древних глубин человеческого мозга, кричал: «Не делай этого!», но волей, дарованной всякому разумному существу, Сева преодолел этот страх и нырнул растопыренными пальцами в угрожающее Ничто, на дне которого изо всех сил пальцами вцепился в угловатый камушек, размером не более лесного ореха. На своей раскрытой ладони, в лучах полуденного солнца, парень увидел, вишнево-серый с яркими синими прожилками, кусочек ирнимита. Примета добрая – его Хикимби так любила эту редкую разновидность яшмы…

Ну что ж цель поставлена, осталось только проложить путь к этой цели!

Но ему, желторотику, хватало благоразумия не пытаться повторять, то, как данную задачу выполняли великие маги. Хотя теорию такого способа перемещения ─ растворился тут, материализовался там, Всеволод, конечно, знал. Молодой человек вспомнил, как едва смог унять приступ истерического смеха, когда наставник запросто сказал: «Отправь дух вперёд, а тело последует за ним!" Но в действительности всё было именно так, до банальности просто... ну, совсем как в транзисторе. Ведь электрон, как частица, не может преодолеть полупроводник ─ на то он и полу... И частица становится волной, а по другую сторону снова частицей. Так что магия вся заключалась лишь в том, чтобы преобразовать тело в волновую форму. В чистую энергию, промодулированную информацией ─ в общем всё, как завещал старик Эйнштейн: «е равно эм це квадрат»! ─ а за тем, по ту сторону и по месту, уже из энергии собрать массу сызнова.

Но знание теории это одно, а проделать сие на практике совсем другое! Всеволод Линев определенно не ощущал в себе душевных сил и достаточности духовных практик на такое геройство. А потому извлек из кармана, купленный специально по случаю соревнований волшебный шар ─ так надежнее! Шарик, откровенно говоря, немногим больше теннисного мяча, но зато из чистейшего кварцевого, да ещё и диахронического стекла. Так что, за это весьма скромное приобретение, Сева отдал почти всё что сумел заработать за три последних месяца.

Житье здесь, надо сказать, было не сахар – чужой мир, даже в бытовых мелочах отличный от того, к чему землянин привык с рождения. И ведь попал-то сюда парень налегке – из всех личных вещей только одежонка с сандалиями (дешевый китайский ширпотреб), портмоне с бесполезной здесь бумагой и ещё более бесполезным пластиком, да «огрызочный» мобильник, естественно не переживший путешествие сквозь червоточину, что в мгновение ока связала его родной мир с этим прибежищем магии, и куда парень натуральным образом провалился. Как в последствие объяснил Тримал, так любимые в Севином мире электронные компоненты на полупроводниковой основе, магии боятся, как огня. А действительно, как же им не бояться? Ведь манипуляция электромагнитными и гравитационными полями, коей и является магия по сути своей, безвозвратно поляризует или же вовсе выжигает крошечные монокристаллы полупроводниковых «сердец» любых микросхем.

Но кое в чем Всеволоду всё же повезло – профессия! – в свое время отец сосватал ему делом жизни тоже строительство. А строитель (причем строитель с высшим образованием и опытом работы по специальности) даже в этом насквозь магизированном мире найдет куда приложить свои навыки. Тримал, по доброте душевной или чтобы подопечный просто не умер с голоду, устроил парня на полставки подмастерьем к одному местному зодчему, едва Сева кое-как освоился с языком − хорошо хоть, что местная лигвема восходила к арийскому, как и родной русский. Новый работодатель был каким-то дальним-предельным родственником его куратора. Впрочем, куда большим подспорьем, при общении с иноязыким народом, явились эмпатия и телепатия. И маг-наставник, от щедрот, одарил этими магическими способностями землянина в первую очередь. Хотя на деле чудесный дар оказался «штукой» с огромным подвохом...

Но думать об этом прямо сейчас ученик чародея совсем не собирался - были дела понасущнее! Взяв шар в левую руку, так чтобы пальцы служили ему подставкой, Сева поднял артефакт на уровень глаз, устремив взгляд в центр сферы. Ладонью же правой руки молодой человек беспрестанно шевелил, понемногу изменяя положение зажатого в ней кусочка ирнимита. Почувствовав отклик – ладонь закололо, и камушек стал горячим на ощупь – молодой человек мысленно спросил: «Покажи мне откуда ты? Где твой дом?». Ответ пришел незамедлительно – Смотри! ─ и Всеволод стал смотреть.

Он позволил энергии, промодулированной информацией от иномирной горной породы, перетечь из одной своей руки через другую прямо в шар. И та, растекаясь по поверхности начала взаимодействовать со сверхтонким (сопоставимым по толщине с длиной световой волны) многослойным покрытием. Артур Кларк как-то сказал: «Достаточно развитая технология неотличима от магии». Обратное утверждение тоже оказалось справедливым, ведь хватило же местным умельцам, которые на полном серьезе гордо именовались магами, чародея, колдунами и волшебниками, знаний в области нанотехнологий, чтобы сформировать на стекле покрытие, из отдельных молекул металлических соединений... чудесное во всех отношениях.

Солнечный свет стал послушно складываться в изображение, и внутри сферы появилось видение. Вначале не четкое, как будто настаиваешь телевизор и тот в беспорядке выхватывает из эфира один за другим мутные образы, но вот калейдоскопическое мельтешение остановилось, а картинка начала проясняться. В изображение, что утвердилось внутри магического шара, Сева понемногу подкачивал из спикарта энергию. После медитации тот вел себя, как шёлковый, больше не ошарашивая владельца неожиданными энергетическими выбросами. С каждой секундой призрачная картинка становилась всё более реальной, обретая четкость и рельеф, к тому же ещё расцвеченные звуками и запахами искомого места. Контакт был установлен, и квантовая запутанность пришла в движение. Гравитация, повинуясь воле молодого мага, послушно сгоняла здесь в потный комок частицы и, связанные законом Мироздания, они волей-неволей, медленно, но верно собирались в аналогичную «кучку» неведомом там, образовывая Портал – червоточину Морриса-Торна.

Пространство прямо перед молодым человеком подернулось светящимся туманом. Однако тот, неуклонно сгущаясь, света совсем не излучал, наоборот - втягивал и поглощал близлежащие фотоны, пока не было достигнуто равновесие и в воздухе не повис Переход, более всего похожий на вставшую на дыбы круглую лужу, пары метров в диаметре, подернутую мелкой рябью.
Сева несколько раз вздохнул, как учил старый китаец, очищая сознание от всего постороннего, поправил на груди кулон в виде звезды Давида, который являлся своеобразным пропуском, позволявшем безнаказанно шататься по иным мирам. А некоторые из них, надо сказать, были закрыты к свободному посещению для всяких магических туристов. К тому же, сей артефакт служил ещё и маяком для спасательной команды добрых ракшасов.

Проделав оные телодвижения, парень бесстрашно, как в омут, шагнул прочь из этого мира, а организаторы следом развеяли ненужную больше «дверку».


* * *

Другой мир встретил неласково! Вот точно, не стоило так зацикливаться на мыслях о пыльной буре – подсознание нашло момент, когда пылить здесь точно было не чему! По небу, насколько хватало глаз, низко ползли чёрные грозовые тучи, подгоняемые бешеными порывами ветра. Они щедро проливали ледяные струи на и без того раскисшую землю. Деревья беспомощно трепетали своими кронами, повинуясь шквалистым порывам. Всеволод мгновенно промок, а ветер, с воодушевлением раскрывавший свои зябкие объятья навстречу неожиданному гостю, впивался холодными пальцами в человеческое тело и унося прочь его тепло. Так что в довершение путешественник ещё и продрог до костей. Да и в ботинках хлюпало, ведь «высадился» Сева прямо в огромную лужу, которую заботливо налили, и продолжал исправно наполнять дальше, десятки ручейков, сбегающих вниз по косогору.

С этим безумным разгулом стихий следовало срочно что-то сделать! Ведь разыскивать аленький цветочек гораздо удобнее, когда тебя сверху не поливает. А поискать, похоже, придется – камушек тоненько пискнул в голове: «Далеко ещё!»

Прирождённым магом-стихийщиком Всеволод не был. И этот факт взывал у парня определенное беспокойство, памятуя с какими косяками в прошлый раз прошло у него подобное чародейство. И хотя к тому моменту он уже был обучен, как установить контакт с советующими элементалями, получалось сие, у молодого человека откровенно коряво. Как в старой песне: «Сделать хотел грозу…» − нет, коза у него тогда, к счастью, тоже не получилась, да и грозу как раз делать не требовалось. Фермер, решивший сэкономить на дипломированном волшебнике, и предоставивший свои поля ученикам, хотел мелкий дождичек раз в три дня, вернее раз в три ночи. И вначале всё шло, как и планировалось, но, когда тихая морось не закончилась ни к утру, ни к следующему вечеру. А через сутки так и вообще разгулялась в полномасштабный ливень, который явно не желал прекращаться и грозил вылиться в локальный потоп, молодой маг понял, что с закачкой энергии в эту гидру – водяного элементаля – он явно переборщил. Вот только «высосать» обратно, дабы приструнить разбушевавшуюся стихию, парень не решился. Во-первых, она (гидра), скорее всего, будет против и непременно начнет сопротивляться, а перспектива случайно захлебнуться, допустим, в стакане воды или в этом самом дожде совершенно не грела. И, во-вторых, выкачать энергию до донышка из системы, пришедшей в резонанс, выйдет себе дороже – так ведь запросто можно взорваться, совершенно натуральным образом. Так что оставался единственный выход – действовать чисто метеорологический – спихнуть этот циклончик куда-нибудь подальше каким-нибудь антициклончиком… С величайшим трудом и ценой неимоверных личных энергозатрат Сева сговорился с Огнем и Ветром, и бедного фермера, а также и его не менее несчастных соседей, весьма продолжительное время, не оставлял своим вниманием атмосферный фронт просто-таки адской жары, совершенно несвойственной этой высокогорной местности. Метеорология оказалась на редкость сложной магией – требовалось загодя учитывать огромное количество факторов!

Но даже «наслаждаясь» в этом мире принудительным холодным душем, Всеволод прекрасно понимал, что наглеть сейчас точно не следует – не настолько он велик, а главное не настолько уверен в своих силах, что бы по одному слову тучи развести руками, обуздав совершенно незнакомого элементаля. Поэтому, распихав по карманам шар и камень, дернул из кольца немного энергии и замахал ей, как белым флагом, привлекая внимание − дескать «Свои!», «Поговорить надо», «Дело есть!».

Призыв был услышан и из лужи поднялось нечто, более всего напоминающее медузу или целлофановый пакет, плавающий в толще воды. Нечто, не пожелавшее представиться – имя это власть, хотя очень может быть, что именно этот стихийный дух до имени ещё просто не дорос! Так вот это Нечто без обиняков мысленно спросило: «Чего тебе?», а Сева, сведя брови к переносице и на миг поджав губы, заговорил, потому что говорить было как-то привычнее, при этом очень тщательно подбирая слова:

− Мне бы дождик на время выключить. Хорошо бы небо прояснить – я бы одежду подсушил на солнышке. Ветер тоже хорошо было бы унять…

«Пакет» булькнул и заколыхался, будто смеясь, а в голове прорезалось: «Вот так и сразу три желания?! Не слишком ли много ты, человек, хочешь? И кто ты мне, что я должен для тебя утруждаться?»

Вырисовывался тупичок! Не было у парня никакого желания вступать с этим студнем в поединок, дабы обрести права хозяина, но главное не было уверенности, что ему это в данный момент вообще по силам. Похоже, придется-таки бродить тут под проливным дождем и по колено в воде, убеждая себя, что он царевна-лягушка и такое положение вещей ему положительно нравится!
Но Мироздание сжалилось и проявило вдруг некоторую благосклонность, поскольку едва Всеволод, определившись с решением, собрался было выбираться на возвышенность, чтобы отправится в путь, водяной, ещё раз булькнув, и озвучил свое предложение: «Три совсем не могу! Могу одно, но не задаром! Ты – мне, я – тебе. Я тебе дождик выключу, всё шагать легче будет, а ты мне вещь свою личную... По добру, и по дружбе! Договорились?»

Договор стандартный – все, даже элементали, хотят доброго и дружеского расположения, хотят, чтобы их любили. Ведь Бог есть Любовь… Но что у Севы есть такого, чего самому не очень нужно, а элементаль согласился бы приять в дар? Был, конечно, камушек, но он не слишком-то свой, а главное сильно нужен. Кольцо? Шар? Эти, конечно, свои, но нужны ещё сильнее. Одежда? Вряд ли возьмёт, а если таки возьмёт, то гуляя здесь в неглиже замерзнешь окончательно. И тут, уперев руки в боки, Всеволод вспомнил что, примерно за неделю до соревнования, Ким дала ему пояс с руническим орнаментом, сказав напоследок: «Возьми с собой. Пригодиться». И ведь действительно пригодился!

Сняв с себя, молодой человек, протянул водяному полоску дубленой кожи, испещрённую по краям вязью магических символов, что, при прочтении, складывались в мощное охранительное заклинание. Он сопроводил это действие, как полагается, словами: «Бери по добру и по дружбе!»

«Пакет» плюхнул и пошёл рябью, распространяя довольные эманации. Протянул к подарку студенистое щупальце, в которое тот незамедлительно втянулся и призрачной тенью, мелькнувшей внутри «тела» элементаля, нырнул в мутную воду. На самом краю Севиного сознания всплыла откровенно неуместная мысль: «Интересно, а куда, но главное в каком месте, он его носить-то собирается?» Впрочем, прояснять для себя этот вопрос парень не стал.

Ливень незамедлительно прекратился, будто в небе закрыли кран, хотя в воздухе и продолжала висеть водяная пыль. Тучи уходить, похоже, не собирались – так это и не было оговорено, но свинцовая масса, низко висящая над головой, стала понемногу бледнеть, так что света теперь хватало чтобы в достаточной мере рассмотреть окружающий ландшафт.

Горы. Но горы очень старые, основательно обтесанные временем, а посему не слишком высокие. Подножье, где и стоял сейчас Сева, густо заросли вековым лесом и пышным разнотравьем, но выше – а как настойчиво подсказывал каменный провожатый, двигаться нужно именно туда – были скальные выходы, перемежающиеся огромными осыпями. По ощущениям путь предстоял не близкий – километров двадцать-тридцать, если по прямой. Хотя самым неприятным моментом путешествия было то, что идти придется по земле напрочь пропитавшейся водой.

Выбравшись на пригорочек, Всеволод наметил направление и побрел, подгоняемый ветром, ступая по какой-то низкорослой травке, дабы ноги не вязли в грязи. Однако, даже этот зеленый коврик будто хватал за ноги – всё ещё мокрые от дождя, большие мягкие листья прилипали к штанам и ботинкам, и требовались заметные усилия, чтобы высвободиться из этих цепких объятий.

К счастью, это можно было рассматривать лишь как неудобство отнимающее время – благодаря энергии из волшебного кольца, усталости Сева не ощущал. И, маг он или не маг? Конечно, маг! А маг по определению способен, где угодно создать комфортные для себя условия!

Вот и не зачем молодому волшебнику мерзнуть в мокрой одежде, если есть способ и средство ее высушить – Туммо – йога внутреннего огня! Всеволод, размерил, насколько возможно, шаг и выровнял дыхание, позволив мозгу и телу скользнуть в медитацию тайцзи. Послушный спикарт вливал в меридианы энергию – в теле будто затопили печь – сначала внутренние органы, а затеи кожа нагрелась настолько что от одежды стал подыматься легкий пар.

Минула пара часов, течение которых, пребывающий в медитации молодой человек, едва заметил – тело шагало на автопилоте, а сознание, как хорошая гончая, выискивало месторождение того самого камушка, поскольку цель его путешествия – аленький цветочек − рос где-то там рядом. Миновав лес, и подобравшись вплотную к ущелью, по которому было возможно относительно безопасно подняться на изъеденный дождями и ветрами горный хребет, Сева явственно почувствовал чей-то пристальный интерес. Оно и не удивительно, тот энергетический кокон, которым молодой человек себя укутал, похоже сработал маяком и его видели все, кто способен видеть.

Не успел парень сделать и тысячи шагов, по дну каменной ложбины, как на него обрушился мощный воздушный удар, который оказался всего лишь первой ласточкой, невесть откуда взявшегося урагана. Ветер дул навстречу с силой хорошей аэродинамической трубы (и соответствующим звуковым сопровождением), так что даже дышать стало невозможно, а о том что бы продолжить путь вообще не было речи.

Спрятавшись за небольшой скальный выступ, Сева решил переждать неожиданный разгул стихии. Но тот прекращаться, кажется, не собирался. Так ещё и в свистящей какофонии, нещадно терзавшей слух молодого человека, будто бы стали слышны раскаты гомерического хохота, в которых, вскоре, он вполне явственно различил слова: «Чего сидишь? Кого ждешь?».

Вот оно значит как! И сие катастрофическое, в локальных масштабах, атмосферное явление оказалось всего лишь проделками воздушного элементаля. И оставалось выяснить у этого распоясавшегося сквозняка с какой целью он тут творит такие непотребства.

─ Тебя жду! Кончай бушевать и давай поговорим по хорошему.

─ Давай!

Звенящая тишина, воцарившаяся следом тоже здорово ударила по ушам, но продолжилась не долго. Воздух наполнился тихим шорохом и почти мелодичным свистом, когда в нескольких десятках метрах от Всеволода образовалась маленькое торнадо. С места оно не двигалось, но, словно бы пританцовывая, покачивалось из стороны в сторону, ожидая продолжения диалога.

─ Зефир... Борей... Эол... Может Мистраль? Ну, или как там тебя?

Перебирая известные ему имена, Сева попытался на шару заделаться господином. Но эффекта не воспоследовало. Вернее последовал, но совершенно обратный: шорох сменился гулом, а ласковый ветерок достаточно резкими порывами, которые более чем панибратски стали трепать его одежду.

─ Ты что знакомится суда пришел? ─ слова язвительно просвистели в ушах человека. ─ Если так, то иди подобру-поздорову. Не досуг мне с тобой знакомство заводить!

─ Ладно, не серчай! ─ пошел молодой маг на попятную пока этот не вздумал из себя пылесос изобразить. ─ Дело у меня. Важное, а ты пройти не даешь. Дуешь что есть мочи!

─ Да я и сильнее могу... ─ с гордостью прошуршал тот, сменяя гнев на милость.

─ Так престань дуть и пропустить меня по моему делу.

─ Ну как же я дуть престану? Я же ветер! ─ заартачился своенравный сквознячище, и снова стал с силой трепать Севину одежду.

─ А если ветер, да ещё так могуч, то возьми, что ли и тучи разгони! ─ с изрядной долей сарказма в голосе ответил парень, понимая, что за пустым разговором уходит драгоценное время. Так ещё и осознавая свое полное бессилие что либо с этим поделать.

─ Ну это можно. И тучи разогнать я, конечно же, могу, но ведь не даром же!

«Ах, вот оно что?! Рэкетир ты стихийный!» ─ как можно более про себя подумал Всеволод, складывая руки на груди и критически оглядывая элементаля снизу доверху и обратно. ─ «Этот тоже от меня что-то хочет.»

Но наткнувшись краем ладони на уголок футляра с колодой, молодой маг понял, что решение всё же найдено. Хоть и жалко было ужасно, ведь он приложил столько труда, прорисовывая и доводя до совершенства изображение каждой карты путешествия. Вот только на Земле, к моменту его рождения Земле, данный класс магических артефактов выродился окончательно, превратившись в банальный атрибут для гадания ─ карты Таро. И только писатели фантасты вылавливали из энергоинформационного поля каково истинное положение вещей. И отдельное спасибо Роджеру Желязны с его «Янтарными хрониками» (которые Севочка Линев, бывало почитывал на уроках литературы, заместо программной дребедени), за то, что положение это не стало для парня таким уж потрясением. Он даже попал в любимчики к магистру Птаху, читавшему данный магический курс.

Нет, чтобы всё правильно сделать, конечно, приходится немало повозится ─ хорошо хоть в институте не прогуливал пары по живописи, графике и прочим около художественным дисциплинам ─ но если уж сделано хорошо, то работало классно. При конкретном адресе, куда лучше волшебного шарика, поскольку сразу видно куда попадешь. Просто подкачиваешь в картинку энергию и, вуаля, Портал готов, только ныряй. И ведь не только места, но и люди. Хотя, истины ради, не все кого Сева изобразил на Старших Арканах были людьми...

Достав коробочку из нагрудного карма и перебирая листки, Всеволод наткнулся на портрет Ким, в обоих её ипостасях. Так по одну сторону тонкой черты, по диагонали разделяющей картонный прямоугольник на него нежно смотрела молодая девушка, дивной красоты, в прекрасных одеждах, а с другой, одетая лишь в чешую, крылатая демоница, что без жалости и устали будет до самого конца преследовать всякого, кому Высшие Силы вынесли свой приговор.

─ Ну, не за даром, так не за даром... ─ проговорил молодой человек, разворачивая карты веером и показывая их во в сей красе коварному духу. ─ Ты меня, значит, пропустишь, тучки в небе разгонишь, а тебе вот это подарю. По любви и по дружбе...

Смерч начал вращаться ещё быстрей, тоненько зазвенев, похоже, от нетерпения. Он выхватил из Севиной ладони предложенный дар, закружив, разукрашенные прямоугольники картона, словно опавшие листья. Не прекращая кружения элементаль стал удалятся вверх по ущелью, откуда и пришел, пропев на последок:

─ Ступай своей дрогой, друг дорогой. Будет тебе и небо чистое и ветер попутный, да ласковый.

Когда тот совсем скрылся из виду, парень расплылся в коварной улыбке ─ «Я буду мстить и мстя моя будет страшна» ─ он очень надеялся на то, что это вымогатель попытается воспользоваться его подарочком по прямому назначению, и хлебнет за свою хитропопость по полной (даже несмотря на то, что у элементаля в принципе нет никакой пятой точки, на которую в подобных случаях огребается нехилое приключение).

Ну, по делам их, воздастся им ─ и с этой мыслю Всеволод вновь двинулся по ущелью, намереваясь в самое кратчайшее время взобраться на вершину хребта. И намерение удалось выполнить ─ уклон был не большой, а шагать по камням, просушенным ветром и солнцем, которое, то и дело, проглядывало в просветах меж белых пушистых облаков, оказалось совсем легко.

Склон незаметно сменился достаточно ровным плато.

Вдруг на некотором подобии тропинки, по которому продвигался парень, вырос прямо из земли каменный тролль – громадная каменюка, постепенно принявшая человекообразную форму. Полученные в магической школе знания подсказали Всеволоду, что он хозяин этих мест – элементаль Земли − дух гор. Странно, но свойственного его «породе» терпения это не проявил. Не уж то Сквозняк разболтал, что ходит тут, де, неприкаянный маг и всякому встречному стихийному проявлению подарки раздаёт?! И точно, стоило только Севе к приблизиться, силикоид басовито погудел всей своей массой, а низкие вибрации в человеческом сознании послушно сложились в слова: «Чего, колдун, ищешь?»

Знамо было что искать…

− Цветок ищу волшебный! Может, знаешь где растет? – напрямик и вопросом на вопрос ответствовал молодой человек. Юлить или обманывать не было смысла.

− Может знаю, может нет… − прогудело создание. – А тебе зачем?

− Должен найти и принести. И доказать тем, что я волшебник!

− Мммммм! Значит действительно надо! – провибрировал тролль. – Ну, есть у меня такой! Но ты ведь человек ученый и сам понимаешь, что даром не дам.

Сева конечно же понимал – только баш на баш. Снова возникла проблема что же отдать, но тут парня посетила гениальная идея.

— Вот этот камень возьмешь? – поинтересовался он у булыжника-переростка, предъявляя на левой ладони ирнимит, для пущей привлекательности, изрядно подсвеченный энергией из кольца. − Для меня он очень ценный!

− Для тебя возможно, но ведь он и так мой! – оглушительно громыхнул тролль, поднимая «руку» и камушек послушно воспарил над рукой молодого волшебника. – Отнимать не стану, конечно, но не злил бы ты меня, человечек, такими посулами.

Всеволод понял, что явно дал маху, он искренне поблагодарил Мироздание за врожденную флегматичность этого вида элементалей – Огонь бы за такое точно вспылил…

Из ценностей остались только шар и кольцо. Но отдавать источник энергии было верхом опрометчивости, так что для бартерного расчета пошел волшебный шар – новый совсем, всего один раз использованный! Тролль от предложения пришёл в полнейший восторг – кварц такой чистоты, да ещё и с нанопокрытием! – прозрачная сфера покрутилась на каменной ладони и медленно погрузилась в нее, а секунд через пятнадцать, также медленно всплыла на каменном лице в районе лба.

− Иди вперед пока не упрешься в высокую каменную стену, сверни направо, и смотри, где выход жилы твоего камушка. Там и найдешь свой цветочек! – напоследок пробасил камень, уходя обратно в материнскую породу.

Всеволод пошел куда сказано и там действительно обнаружил что обещано. Отвесный скалистый обрыв, метров сорока-пятидесяти, наискось, сверху вниз и слева направо, пересекала жила, ярко выделяющаяся синими вкраплениями на фоне серого и розоватого камня. Нижний ее конец указывал на небольшую ровную площадку, на которой виднелось несколько сизых, или даже скорее голубоватых, низеньких кустиков. Но лишь на одном из них пламенел, колыхаясь на ветру тонкими алыми лепестками огромный цветок. Его цветочек и в самом деле оказался аленьким! А кроме мощного энергетического свечения на тонком плане, он ещё и распространял сильный одурманивающий запах. Да, это восхитительное совершенство действительно хотелось иметь!

Но проблема в том, что заполучив эту прелесть, Сева утратил артефакты так необходимые ему для отыскивания дороги домой – и карты, и шарик пришлось отдать, а следовательно, смотреть больше не во что. Молодой недомаг попытался, как и великие, вызвать образ нужного места внутри своего сознания, благо, что этим местом был его теперешний дом. Но опыта пока что явно не хватало, а промахнуться очень не хотелось. И посему, сделав несколько попыток, но прибывая в неуверенности относительно результата, парень решил воспользоваться точным научным подходом – тригонометрия и небесная механика ему в помощь!

Последние лучи солнца, расцветившие всеми оттенками красного один край иномирных небес, засвидетельствовали, что Всеволод проориентировался здесь целый день (так себе результатик) и очень рекомендовали пошевеливаться пока не опустилась темнота. Молодой человек, вняв доброму совету неизвестного светила, спешно пошел искать подходящую площадку, для осуществления своей задумки. Вниз по склону как раз нашлась подходящая ложбинка, заполненная крупным песком, перемешанным с мелкими камушками – такая «доска» для его расчетов подходила идеально! Сева выбросил несколько булыжников, лежащих на поверхности, и тщательно заровняв оставшиеся после них ямы принялся чертить круг, импровизированным стилусом (узкой треугольной каменной пластиной, подобранной по ходу). Внутри первого круга появился ещё один, чуть поменьше, а за ним и третий. Внешний кольцо парень проворно разделил на двенадцать равных секторов (благо у дипломированного строителя наметанный глаз и твердая рука), проставил в них зодиакальные символы. А вот с внутренним кругом пришлось потрудится, ведь нужно, как можно точнее, обозначить положение всех планет над стартовой точкой на момент его отбытия. Но без инструментов (ну хотя бы веревочного циркуля) это будет проделать особенно затруднительно. И вот сейчас молодой маг искренне поблагодарил Великого Астролога Оррану, за то, что он с маниакальным упорством заставлял учеников ежедневно заучивать положение планет, дабы вывести в своем сознании параллакс их взаимного расположения на любую произвольную дату. Далее принялся чертить Аспекты – линии соединяющие отметки планет, показывающие, как и под каким углом они влияют друг на друга. Сверху нанес угловые координаты и вектора положения всей планетарной системы относительно центра галактики. Медленно, слишком медленно (солнце уже почти село и разглядывать следы на земле стало очень трудно), но всё же верно вырисовывалась графическая картина гравитационного космического взаимодействия искомого пространства и времени.

Этим способом пользовались еще древние маги, рисуя такие вот картинки в своих гримуарах, а, как говориться, всё новое это хорошо забытое старое! Ещё раз придирчиво осмотрев каждую закорючку, дугу и черточку, Сева отбросил камень и, встав в самом центре узора с распростертыми руками, стал щедро закачивать в линии энергию из спикарта. Руки налились свинцом, ладони жгло огнем и кололо тысячами иголок, даже волосы стали шевелиться и встали дыбом, но парень ни на секунду не снижал интенсивности потока, и вскоре напряжённость поля достигла таких значений, что линии засветились дрожащими отсветами бесчисленных электрических разрядов. Он будто бы набирал телефонный номер и вот контакт, наконец, был установлен! Начерченный на земле круг становился Переходом, вытягивая его тело из этого мира обратно туда, откуда молодой человек и пришел.


* * *

Всеволод выпал из воздуха на мягкую травку, проворно оглядевшись по сторонам, облегченно перевел дух – вернулся! Хотя и вернулся не совсем туда откуда стартовал – до школы и арены в ней почти десять километров, примерно столько же до города. Но, как бы то ни было, он знал это место – его ракшаси любила уединяться в пещере, что скрывалась за вон теми деревьями, порой приглашая и его разделить «одиночество».

Итак, где было уже понятно, осталось понять когда вернулся молодой маг, а исходя из этого «когда» выяснить сдал ли он зачет…

Но этот вопрос стремительно отдалился на второй план, поскольку из-за деревьев показалась Хикимби в человеческом обличии, на этот раз.

− Ну и видок же у тебя, милый! – проворковала она по-русски, с приятным для Севиного слуха акцентом.

− Погодка была улетная, − отшутился человек, продолжив тем же игривым тоном и раскрывая объятья навстречу леди-демону. – Прекрасная пери, поведает усталому путнику какой нынче день?

− Стартуете послезавтра! – кокетливо отозвалась та, проведя кончиками пальцев по своим бокам, и обхватывая Севу руками за шею, упала в эти объятья.

Без промедления молодой человек сорвал, с нежных губ, приготовленный для него, поцелуй. И, как всегда – о, как же он любил это всегда − отведав сладковато-терпкий вкус поцелуя бесовки, у него закружилась голова, забурлила кровь, нахлынул нестерпимый, но вожделенный жар страсти – усталость как рукой сняло. Хотя это всё было естественно если вспомнить что в слюне (и прочих жидкостях организма) всех крылатых ракшасов содержится вещество воздействующие на дофаминовые и аренорецепторы…

Оторвавшись, наконец, от губ подруги Всеволод укоризненно произнес:

− А я-то думал куда ты делась? Два дня никак тебя найти не мог. Грешил на Равану, что работой тебя, бедненькую, загрузил!

− А я была с тобой… − ответила девушка, призывно сверкая глазами. – Ну пойдем. Помоешься, переоденешься, отдохнёшь. Я всё приготовила, − потянула она за руку в сторону пещеры. − Будет у нас пикничок с двумя ночёвками по высшему разряду.

− А как же цветок? – извлекая из-за пазухи благоухающее чудо, осведомился не дипломированный пока путешественник, цепляясь за остатки здравого смысла, хотя естество требовало незамедлительно воспользоваться столь заманчивым предложением.

— Вот послезавтра и отдашь. Не к спеху. Или ты думаешь, что главный судья не в курсе, когда ты смог вернуться?

Два дня – результат не из лучших! Но, как бы то ни было, а Сева чувствовал себя победителем, поскольку проигравшим он точно не был. И так что с лёгким сердцем, направился вслед удаляющейся стройной фигуре, получать причитающейся лично ему приз!

Реклама

Вернуться в «Эзопланетное творчество»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость

  • Реклама